Великий вышивальщик Франсуа Лесаж

francois-lesage-great-embroiderersМинимализм сегодня в моде, а это значит, что он присутствует во всем: архитектуре, интерьере, искусстве, моде, а нередко, еще и в отношениях между людьми. Человечество стремится сделать свою жизнь проще и лаконичнее, сжимая и упрощая все до минимума. Порою, из-за этих стремлений утрачивается что-то важное, значимое,настоящее. В век высоких технологий особенно ценной становится уникальная ручная работа — будь то резьба по дереву или авторская керамика. Это же касается и такого чудесного и утонченного ремесла, как вышивка. Мы понемногу перестали ценить ее красоту и уникальность, не обращаем внимание на то, сколько труда вложено в то или иное произведение, изделие. Забываем, какое сакральное значение имеет вышивка для всех и каждого в отдельности. Ценою бессонных ночей, неисчислимого количества часов, потраченных на обучение ремеслу и его совершенствованию на свет появляются уникальные творения рук человеческих. Для кого-то это занятие превратилось в любимое дело длиною в жизнь. Как раз о таком человеке я и хочу вам поведать. Знакомьтесь, Франсуа Лесаж!

Господин Лесаж родился 31 марта 1929 года, «в груде бисера и блесток», как он выразился, что, собственно и предопределило его судьбу. Свой первый заказ на вышивку Франсуа выполнил 1946 году, когда его родители были в отпуске. При этом важным моментом оказалось то, что заказчик требовал совершенно необыкновенное платье, вдохновившись картиной Сандро Боттичелли «Рождение Венеры». Лесаж в то время учился философии в Колледже Сен-Жан Бетюн, тем не менее ему пришлось на скорую руку набросать эскиз цветка, хотя раньше он этим не занимался. Вот так и началась история великого мэтра!

Лесаж — царь вышивки. О его творчестве и изобретательности ходят легенды. То, как он экспериментирует с новыми тканями, чтобы держать на должном уровне методы и приёмы вышивки, изобретает новые способы адаптации к современным текстильным материалам, а также трактует иное прочтение самых классических тканей, превращая все это в оригинальный способ поддержания и развития ремесла, достойно высочайшей похвалы. Благодаря этому он возбуждал интерес к вышивке у дизайнеров на протяжении многих лет. Его клиентами являются Ланвен (Lanvin), Живанши (Givenchy), Кристиа Диор (Christian Dior), покойный Ив Сен-Лоран (Yves Saint Laurent), а также Кельвин Кляйн (Calvin Klein), Карл Лагерфельд (Karl Lagerfeld), Тьери Мюглер (Thierry Mugler) и Жан-Поль Готье (Jean-Paul Gauthier) и многие другие. Он также исполняет очень редкие и специальные заказы для церкви, такие как халаты и митру для Папы Жана-Поля II. Работа мсье Лесажа является объектом нескольких выставках, в частности в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Токио. Мастер и ремесленник, ставший наследником более чем 150-летнего учреждения. В 2007 году Лесаж был произведен в офицеры Почетного легиона, а за неделю до его смерти ему было присвоено почетное звание магистра искусств французским министром культуры, Фредериком Миттераном, который назвал мэтра выдающимся мастером прикладного искусства, за его невероятный вклад в мир французской моды. Карьера, длиною в 62 года, в течение которых он вышил более 14000 образцов — впечатляет! Всего в Доме Лесаж насчитывается около 60000 образцов, коллекция которых постоянно растет. На одной из встреч с журналистами модного издания, г-н Лесаж открыл архивную коробку, наполненную вышивками старых времен, начиная с конца девятнадцатого века. Некоторые выполнены еще Мишоне. Он знает все образцы, их дату изготовления, принадлежность к коллекции, для которой они изготавливались. В другой коробке оказались образцы, отшитые для Мадлен Вионне. Это куски ткани, расшитые узорами из жемчуга. Все элементы были расположены в направлении нитки основы, чтобы не нарушить общий узор. Эти образцы великолепны, сказал он, но не так сложны: здесь довольно простая графика.

— «Я начал со Скиапарелли, и в конечном итоге закончу с болезнью Альцгеймера!» — смеется Франсуа. Остается радоваться, что этого не случилось. Если бы г-н Лесаж потерял память, то великолепная библиотека, посвященная истории моды, исчезла бы.

А всё же, история этого Дома берет свое начало в конце 19 века. Мастерская Lesage ведет родословную с 1858 года, она была основана во время Второй империи и называлась Мейсон Мишоне (Maison Michonet), владел ею славный вышивальщик Мишоне, который делал вышивки исключительно для аристократических особ. Самыми верными его почитательницами были императрица Евгения, Наполеон III и графиня де Греф-фюль. С 1880 года Мишоне становится невероятно популярен — считается, что именно тогда высокая мода окончательно закрепила свои позиции. Во всяком случае в Дом Мишоне зачастили Ворт (который часто считается основателем высокой моды и основоположником одного из старейших Домов мод), Пакэн, Редферн, а его клиентками стали самые изысканные парижские модницы, самой требовательной из которых оказалась Сара Бернар. После Первой мировой войны Мишоне, порядком уставший от нитки с иголкой, объединился с отцом нынешнего месье Лесажа, Альбертом Лесажем, а еще с Мари-Луиз Фаво (матерью Франсуа Лесажа), манекенщицей от Мадлен Вионне, — ее знал весь Париж! Она привела компаньонам многочисленную клиентуру, и дела пошли отлично. С 1924 года в мастерскую один за другим начинают поступать заказы на отделку платьев, белья, перчаток, шляпок, сумочек для всего светского Парижа — вышивка была тогда в большой чести. В апартаментах элегантных дам было колоссальное количество вышитых предметов, от ночной рубашки до мебели. Дамы тогда переодевались едва ли не каждый час, хотя сегодня нам это смешно: платье утреннее, платье для похода по магазинам, для коктейля, для обеда, для вечера, оперы, ресторана или дансинга после — все они предполагали смену перчаток, туфелек и шляпок, и все это было вышито! Тогда в Париже на эту армию модниц трудилась еще более многочисленная армия вышивальщиц — 50 000 мастериц!

Дом Лесаж переживал и нелегкие времена. Франсуа вспоминал, как он стоял со своим отцом около дверей Скьяпарелли и Баленсиага, предлагая свои услуги. Особенно тяжело было в военные и послевоенные годы: -"Когда мне было 15, это была моя обязанность — обойти все дома моды и позвонить в звонок, чтобы попросить оплату за работу", вспоминает он, -"Иногда мы вынуждены были продавать свои модели, чтобы оплатить счета. Нам с отцом приходилось самостоятельно убирать и готовить, а ночами мы сидели над вышивкой. Это было невыносимо и я решил сбежать от всего этого в Америку." В 19 лет младший Лесаж, погруженный в дело семьи, переехал в Лос-Анджелес и стал работать художником по костюмам, создавая изысканные наряды для известных голливудских актрис на основе эскизов вышивок своего отца. Там он открыл студию на бульваре Сансет. Первыми его клиентами стали великие стилисты студий MGM и Columbia Адриан и Эдис Хэд. Они умели подчеркнуть достоинства модели там, где другие просто проходили мимо. francois-lesage-great-embroiderers

— «Марлен Дитрих понравился рисунок одного из платьев», сказал Лесаж в телевизионном интервью в 2009 году, -"Она хотела вышивку, которая преобразовала бы ее тело в драгоценность. Было очень приятно работать для нее «.Франсуа создавал платья для Авы Гарднер, Лорен Бэколл, Клодетт Кольбер и Ланы Тернер (с которым, как он утверждал, у него был роман). Но когда его отец умер в 1949 году, г-н Лесаж вернулся в Париж, чтобы взять на себя управление ателье. Как отметил нынешний глава компании, он ввел многих из великих дизайнеров послевоенной Европы в Дом Лесаж, в том числе Кристобаля Баленсиага, Пьера Бальмена и Кристиана Диора. И, уже значительно позже, со стремительным ростом прет-а-порте, г-н Лесаж значительно расширил производство, включив и выполнение вышивок для многих американских дизайнеров, среди них Кельвин Кляйн, Билл Бласс и Оскар де ла Рента. Хотя, в молодости, Жан-Франсуа Лесаж не видел себя в качестве наследника Дома, как того хотел отец.

В его мастерских работают 50 высококвалифицированных и, очевидно, бесконечно терпеливых женщин, которые спокойно сидят подле своих деревянных рам с вышивкой в мансарде пятиэтажного здания, ежегодно превращая 100 миллионов блесток и 150 фунтов жемчуга в прекрасные произведения портняжного искусства. В соседних комнатах, радуя глаз, находятся множество пронумерованных ящиков: это склад разноцветных пайеток, бисера, кабошонов, хрустальных радужных бусин, сотни коробок с шелковыми нитками, которые носят „вкусные“ названия. В общей сложности, 40 тонн сокровищ, с помощью которых гений мастера превращает их в шедевры. В следующем зале только пайетки — блестящие, матовые, круглые, квадратные, овальные, с единственным отверстием посередине. Здесь собраны пайетки более чем сотни оттенков и размеров. Каждая пришивается в отдельности, обязательно с изнаночной стороны, а нитка протягивается крошечным крючком. До конца работы вышивальщица не видит лицевой стороны изделия, работая как бы вслепую, и это требует большого мастерства и воображения. Плотно растянутая на широких пяльцах ткань (чаще всего это тюль) становится местом кропотливой работы двух, а то и трех вышивальщиц на несколько дней или месяцев. Сотни часов работы необходимы для каждого наряда... Этот незаменимый опыт проживает в магических пальцах кучки женщин: дизайнеров, которые воспроизводят модель на одежде, и вышивальщиц.

Г-н Лесаж стал искусным мастером интерпретации, зачастую диковинных и необычных пожеланий дизайнеров. Иногда он даже отказывался выполнять эскиз, так как ему необходимо было встретиться с дизайнером лицом к лицу; Лесаж должен был увидеть блеск в глазах модельера, узнать замысел, идею. Когда Сен-Лоран захотел „что-то вроде сверкающей люстры, отраженной в зеркале на фоне парижского неба“, Франсуа точно знал, что ему нужно. Другими неординарными идеями стали: вечернее платье с шипами из горного хрусталя для Жака Фата (Jacques Fath), платье Сен-Лорана (Saint Laurent) вышитое пайетками и напоминавшее „рыбью чешую“, вечерний туалет с тончайшей вышивкой, похожей на соломинки для Сорайи Хашогги. Лесаж сделал все, чтобы удовлетворить капризы своих клиентов. Когда Тьери Мюглер (Thierry Mugler) попросил „дикий пляж“, мастерицы вышивали стекла, песок и бутылки блестками и бисером на вечернем платье. Фантазии не было пределов! Когда Мюглер спросил его, может, добавить на платья еще немного блесток, Лесаж решил, что хватит, — „Мы достигли цели и теперь из этого наряда можно сделать два платья: одно для взлетно-посадочной полосы, а второе для Тины Тернер.“ -»Ив Сен-Лоран мог позвонить и сказать:" Я хочу змей, крокодилов и аллигаторов! Или Клод Монтана может позвонить и сказать: «Я хочу песок!» — рассказывает господин Лесаж, — «Я должен быть хамелеоном!». Для показа мод Chanel от кутюр весна-лето 2009, например, мастерицам удалось создать иллюзию цветков из белой бумаги с использованием люкс перкаль (х/б ткань полотняного переплетения). Казалось, что это платья-оригами. А Лагерфельд разрабатывает девять коллекций для Chanel каждый год. Совсем недавно Лесаж работал с Франком Сорбье и Анной Валери Хаш.

Г-н Лесажа почитали за поддержание кутюрного ремесла и традиций изготовления каждого стежка и присоединения каждой бусины вручную. Его работа не из дешевых: вышивки обычно стоят от $ 100,000 — $ 150,000 за платье или $ 60,000 за куртку. На эксклюзивное платье с 20-ти метровым шлейфом для африканской императрицы, стоимостью 1,6 млн, ушло 11 000 часов работы. «К стоимости некоторых вещей вы не можете придираться. Цены на наши услуги можно сравнить с ценой автомобиля, сделанного на заказ!»- как-то отметил Лесаж. -"За 60 с лишним лет эффективной борьбы с модой я мог бы быть послом Объедененных Наций". Единственный дизайнер, с которым не работал Лесаж — это Александ Маккуин (Alexander McQueen). -"У нас были разногласия по поводу одного платья и теперь я наказан!" — улыбается мастер. Его работа была чрезвычайно влиятельной в меняющемся облике моды 20-го века.francois-lesage-great-embroiderers

Как-то у Лесажа спросили, почему ранее показы от кутюр были более распространены на Неделе моды в Париже, а теперь преобладает прет-а-порте? Как это объяснить? На что тот ответил, что это сама жизнь изменилась. Раньше автомобили имели подножки, они были удобны. Теперь, если у вас есть длинные платья, вы не сможете самостоятельно выйти или сесть в машину. Он вспомнил, как когда-то пошел к своей бабушке, она взяла его с собой в оперу, чтобы посмотреть как красивые дамы и кавалеры прибывают в такси. Это была другая культура ... В прошлом были девушки, одетые, как матери, в то время как сейчас это матери, которые одеваются как девочки. В подобной дорогой и красивой одежде просто отпала необходимость.

У всех случаются взлеты и падения. К сожалению, подобной участи не избежал и Дом Лесаж. Он дважды чуть не прекратил своего существования — в 1929 и в 1992 годах. В 1980-х мастерская выполняла значительно больше заказов, чем в 1990-х. Это связано с войной в Персидском заливе. То происшествие лишило Дом многих клиентов с Ближнего Востока. Угасающий бизнес съел 40-летние сбережения в течение нескольких лет, так как спрос на вышивку сильно упал. Хотя, позже, с развитием рынка роскоши в таких странах как, Индия, Китай, Россия и Бразилия, спрос вырос, но Лесаж начал ощущать конкуренцию от более дешевых производителей вышивки из развивающихся стран. Не очень немногие ремесленники, специализирующиеся в этой области, смогли выжить в условиях финансового кризиса. Только небольшая горстка дизайнеров, которые могут производить такие сложные узоры-вышивки. Среди таковых и мсье Лесаж, включая его жену и четверых детей, двое из которых также работают в сфере моды: Сын, Жан-Франсуа Лесаж, начал делать собственные проекты в Индии, в 1993 году, и дочь, Марион Лесаж, художник-дизайнер одежды и аксессуаров.

Чтобы сохранить уникальную технику и не пасть жертвой в изменчивом мире моды, Франсуа Лесаж решил создать Школу вышивки. Она начала работать с 1992 года. Сюда может прийти каждый, заплатив за начальный курс 7 000 франков (около тысячи долларов). Обучение, конечно, дороговато (восхождение на каждую новую из шести ступеней стоит от 8 000 франков и выше), но захватывает неудержимо. Чтобы стать приличным вышивальщиком (а мужчин здесь едва ли не больше, чем женщин), требуется пройти шесть уровней плюс три уровня специализации вышивания по мебели — и вы можете смело рассылать резюме в Дома высокой моды. Обучение у Лесажа гарантирует высокооплачиваемую работу. «К нам приезжают отовсюду: из Америки, Азии, были ученики даже из России. Никакого отбора нет — было бы желание. Месье Лесаж шутит, что через тридцать часов начального курса он и слона научит вышивать». Фирменная техника Lesage — вышивка не иголкой, а крючком. Школа — не только любовь и гордость Франсуа Лесажа. Это еще и одна из главных статей его дохода. Тем не менне, в 2002 году Франсуа Лесаж продал свой бизнес Дому Шанель, который скупил несколько разных ремесленных мастерских.

Но, как говорится, дело отца имеет свое продолжение в его детях.

Сын Лесажа, Жан-Франсуа, вырос среди золотых ниток и стекляруса Палаты Лесаж, самой почитаемой студии вышивки во Франции. Когда в среду во второй половине дня в школе не было занятий, маленький Жан-Франсуа любил торчать в магазине на Rue de la Grange Bateliere, рядом с известными аукционными домами столицы. «Я проводил часы напролет, роясь в коробках и отыскивая для себя сокровища под зорким и бдительным взором старушки-вышивальщицы, которая поощряла меня в моих стремлениях к вышивке.» — рассказывает младший Лесаж. Ему 47. Тем не менее, он выбрал для себя иной путь. Ведомый страстью к декоративно-прикладному искусству, он стал аукционистом, изучал архитектуру и дизайн в Школе Лувра. В то время как г-н Лесаж был близким партнером самых влиятельных дизайнеров в мире моды, сын решил сосредоточиться на домашнем текстиле и мебели, работая с такими мастерами как Жак Гранж, Альберто Пинто и Питер Марино. Талант сына принес ему успех еще на родной земле: Лесаж и Кристиан Лубутен (Christian Louboutin) выпустили небольшую коллекцию босоножек «Мария Антуанетта», которые были вышиты нитками и бисером и стоили более $ 6000 за пару. Кристиан часто сотрудничает с Домом Лесаж в Париже при создании сложных модных вещей. Среди клиентов Жана-Франсуа индийский стальной магнат Лакшми Миттал и владельцы Виндзорский замка.francois-lesage-great-embroiderers-005

У Жана-Франсуа возникло желание путешествовать по миру и он нацелился поехать в Индию. Его отец, унаследовавший бизнес в юности, не возражал. В свое время, он тоже забрел далеко от дома, 40 лет назад открыв магазин на бульваре Сансет в конце 1940-х. Поездка в Индию, в конце концов, вернула младшего Лесажа к его корням, к мысли о тот, что стоит сохранить богатое наследие своей семьи. Жан-Франсуа решил не только сберечь и приумножить все достижения фирмы, но и попробовать создать что-нибудь новое. Отец Лесаж как-то сказал: «- Страна, которая теряет традиционное, присущее ей мастерство, является страной, которая умирает.» И во Франции и в Индии, умение вышивать было в упадке. -"У меня бывают своего рода вспышки, рождаются идеи" — говорит Лесаж. -"Я родом из семьи вышивальщиков, где знания передаются от отца к детям. В Индии существует община, где отцы-ремесленники передают свое мастерство сыновьям. Я решил предложить им сделать что-то вместе. За последние 10 лет границы между модой и дизайном интеръера стали размытыми, а ведь раньше это были разные миры. Я чувствую себя более полезным, изучая новые способы декора, предусматриваемые вышивкой".

Индийская ручная вышивка находится под давлением процветающей экономики, которая заменила традиционных мастеров на промышленное оборудование. Лесаж увидел, как западный образ жизни захлестывает восточный жизненный устой. Запад живет быстро, он культивирует спешку. Восток адаптируется к быстрой смене образа жизни, но все равно оставляет за собой любовь делать вещи размеренно и неторопливо.

Индийская вышивка отличается от французской. Ремесленники Франции предпочитают создавать нарочито пышные узоры на дорогих легких тканях. Лесаж говорит, что это идеально подходит для моды. Их индийские коллеги освоили методы вышивки на тяжелых тканях, что позволяет им вышивать полотна для портьер, обичные материалы и прочее. В Индии вышивают приимущественно мужчины, так как физическая сила просто необходима для того, чтоб поднимать тяжелые деревянные рамы с квадратными ярдами тканей, натянутых на них, которые могут весить несколько сотен фунтов и иметь достаточно силы, чтоб проколоть их. Во Франции белошвейки, обычно, женщины.francois-lesage-great-embroiderers

Принцип работы в Индии такой же, как и в Париже: после того, как клиент утвердил эскиз, его переносят на кальку. Кривые и завитушки прокалываются, затем бумагу закрепляют над выбранной тканью, натянутой на раме. Вышивальщицы посыпают кальку порошком, который просачивается в ткань, оставляя контуры, а затем все вышивается бисером и нитками.

Жан-Франсуа имеет более 200 работников в Индии и сейчас живет в Ченнаи круглый год со своими десятью собаками. Он проводит свои выходные на даче, которую купил со своим деловым партнером. Она находится в ста километрах от города. -"Это моя еженедельная связь с истинной жизнью индийцев."

Переезд в индию оказался настолько эффективным, что Лесаж нашел общий язык со своим отцом и тот дал ему архивы с вышивками для домашней мебели, которые он купил в 80-х. "Это было настоящее и глубокое намерение восстановить связь с отцом, найдя новые точки соприкосновения. В течение 20 лет, до смерти моего отца, вышивка породила множество страстных разговоров между нами, которые длились до поздней ночи. «Мне потребовалось много времени, чтобы наконец понять, как мне повезло работать в мастерской вышитых чудес» — говорит Жан-Франсуа.

Франсуа Лесаж, который в течение более чем полувека возглавлял ателье вышивки, которое сотрудничало с великими кутюрье, начиная от Чарльза Фредерика Ворта до Карла Лагерфельда из Chanel, умер в четверг, 1 декабря 2011 года в Версале, Франция. Ему было 82 года.

Ничто и никто не исчезает бесследно. Франсуа Лесаж навсегда войдет в историю мировой моды как величайший мастер своего дела, непревзойденный вышивальщик и как сведетель прекрасной и торжественной эпохи от-кутюр!

При использовании материалов сайта ссылка на сайт Cherevataya.com.ua обязательна.